Янши тайцзицюань: главная страница

Линкунцзинь, «бесконтактный бой» и мифотворчество вокруг тайцзицюаня

Настоящий бой всегда контактный.
Ши Мин

Когда-то давно, когда я ещё присматривался к разным стилям ушу, тайцзицюань привлёк моё внимание в том числе бесконтактной работой, которую я увидел на одном из роликов китайских мастеров паркового тайцзицюаня. Это была известная запись, на которой Ши Мин демонстрировал своё искусство в Парке лилового бамбука в Пекине. Отношение к подобным демонстрациям весьма неоднозначно: от фанатичной полурелигиозной веры до агрессивного отрицания. Я получаю много вопросов от своих подписчиков или участников семинаров, технических и философских, но чаще всего, заводя речь о тайцзицюане, спрашивают именно о бесконтактной работе. Поэтому назрела необходимость один раз для всех и по возможности обстоятельно разобрать эту проблему, попытавшись отделить домыслы и мифы, которым, увы, тоже находится место, от той реальности, которую мы можем наблюдать в среде адептов традиционного тайцзицюаня.

Мы уже привыкли к тому, что тайцзицюань воспринимается в обществе не более чем оздоровительная гимнастика с претензией на некую восточную философию. Практикующие его, однако, помнят, что это было боевое искусство, любят пересказывать легенды о непобедимых бойцах, но при этом чаще всего не в состоянии внятно объяснить причину эффективности тайцзицюаня в качестве боевой системы (я намеренно избегаю в данном контексте слова «искусство», поскольку многим оно даёт повод оправдывать отсутствие у них гунфу и боевых навыков тем, что «тайцзицюань это искусство, а не мордобой», и в нашем случае понятие «система», как совокупность связанных друг с другом элементов, подходит больше). Среди всех этих объяснений особое устойчивое место занимает мнение, что вершиной мастерства патриархов семьи Ян и причиной их непобедимости было владение техникой «бесконтактного боя». Предлагаю разобраться, что стоит как за верой, так и за отрицанием этого явления.

На чем строится убеждение? Во-первых, на демонстрациях мастеров паркового тайцзицюаня; во-вторых, в классике китайского ушу (не только тайцзицюань!) есть понятие линкунцзинь (凌空勁) — букв. сила (цзинь) проходящая через пустоту; в-третьих, известны разного рода бесконтактные эффекты за рамками тайцзицюаня.

На чем строится отрицание? Во-первых, определённые сомнения вызывает тот факт, что все демонстрации бесконтактной работы мастера проводят на своих учениках; во-вторых, адепты школ, где акцент делается только на тонкую работу, как правило, в поединках проигрывают представителям любого прикладного направления БИ; в-третьих, та же классика тайцзицюаня весьма неоднозначно представляет тот самый линкунцзинь.

Как видим, у обеих сторон достаточно оснований, чтобы думать так или иначе. И в обоих случаях мы имеем дело в первую очередь с демонстрациями парковых мастеров. Именно благодаря им мы можем видеть эти эффекты, а точнее — благодаря тому, что упомянутый выше мастер позволил снять себя на видео, которое быстро распространилось по всему миру и дало возможность противникам бесконтактной работы окрестить Ши Мина «родоначальником бесконтакта». Какие только комментарии не отпускают по этому поводу! Одни убеждены в том, что ученики подыгрывают учителю, и даже говорят, что это такая китайская традиция (откуда они это взяли? — я «варился» в среде этой школы много лет, но о такой «традиции» ни разу ничего не слышал). Другие рассказывают, что на них или их знакомых или знакомых их знакомых «все эти штуки не работали». Третьи рассказывают, как они били их учеников. Один даже заявил, что может эти трюки повторить, правда вышло совсем непохоже, но он ведь не обещал ничего конкретного. Появилось даже саркастическое понятие «бесконтакт» как синоним надувательства. На противоположной стороне сражаются другие комментаторы. «Смотрите, — говорят они, — всех участников как будто бьёт током». Другие пересказывают легенды о старых мастерах. Третьи утверждают, что те ученики, которых побили просто мало ещё тренировались, но потом-то они обязательно покажут всем, что такое настоящее гунфу, тигрёнка, мол, каждый пёс может обидеть, а когда он станет тигром, тот к нему даже не сунется.

Увы! Обе стороны говорят о разных вещах и каждая порождает массу заблуждений. Первым хочется сказать: какой «бесконтакный бой»?! Вы сами придумали это понятие, создали миф вокруг него, и сами пытаетесь его опровергнуть. Где в традиции вы встречали такое название? Кто из мастеров так называл свою работу? На демонстрациях в парках вы видели хоть один бой, поединок или драку?.. Вторым тоже пора бы спуститься с облаков наивных грёз на твёрдую и не менее прекрасную, но реальную землю — какой тигрёнок?! Вы настолько обленились в тренировках, наивно полагая, что фокусы смогут заменить настоящее мастерство, а игровые эффекты — другие методы боевой системы Великого Предела, что не заметили, как стали похожи не на тигрят, а на выкидыш полевой мыши. Обе крайности в равной степени уводят людей в сторону от мастерства тайцзицюаня — системы, богатой разнообразием методов тренировок и боя, работы с телом и духом. Истина, как всегда, где-то посередине.

Так почему же своё искусство парковые мастера тайцзицюаня показывают только на учениках? Почему эти эффекты не всегда срабатывают на посторонних? Применимы ли методы такой работы в бою? Зачем вообще нужны эти демонстрации и тонкая работа? Можем ли мы сказать, что это и есть линкунцзинь? Вот далеко не полный набор вопросов, которые задаются о бесконтактной работе по существу.

Первый вопрос, как уже упоминалось, вызывает небезосновательные сомнения — не постановка ли всё это, не подыгрывают ли ученики своему учителю? Не станем отрицать, что такие персонажи существуют, но их мотивы лично мне никогда не были понятны, поэтому их действия оставим без комментариев, а будем рассматривать только те случаи, когда такого подыгрывания со стороны учеников не происходит. Как демонстрацию только «на своих» объясняют сами мастера? Некоторые ссылаются на некую традицию не показывать искусство посторонним, другие заявляют, что это может быть опасно для неподготовленного человека. Трудно, конечно, такие ответы назвать убедительными, а в некоторых случаях за ними отчётливо просматривается, скажем прямо, некоторое лукавство. Во-первых, какое-либо правило, запрещающее показывать что-то на посторонних, в данном случае неактуально, иначе нельзя показывать ни форму, ни базовые упражнения. Во-вторых, что же это за мастерство, — а ведь речь, напомним, идёт о его вершине, — когда мастер настолько не в состоянии контролировать последствия своих действий, что они становятся крайне опасными, тем более, что ученики, как мы видим, не получают повреждений совсем и имеют вполне себе довольный вид. Причина здесь явно не в этом, она лежит намного глубже, коли и самим адептам не всегда очевидна, и, я думаю, связана она с неверным пониманием происходящего как у зрителя, так и у тех, кто эти техники демонстрирует.

Чтобы лучше понять, с чем мы имеем дело, давайте рассмотрим всё как есть. Выше уже говорилось о неверном понимании бесконтактной работы как бесконтактного боя — неверное понимание явления порождает и неадекватное отношение к нему, но есть и другой миф, который преподносит бесконтактную работу, как высшую технику и цель тайцзицюаня. Первое искажение приводит к отрицанию самого явления, и как следствие превращает тайцзицюань в художественную гимнастику а-ля ушу, абсолютно лишённую своей души, что мы наблюдаем на примере спортивного тайцзицюаня. Второе искажение предмета чаще наблюдается у парковых мастеров традиционного направления, которые, по всей видимости, имеют определённую заинтересованность в таком понимании, даже если и не вполне это осознают. Дело в том, что большая часть современных китайских мастеров-традиционников, серьёзно занималась в молодости, но постепенно забросила тренировки на многие годы. Тому поспособствовали изменения в общественной жизни, культурная революция и другие обстоятельства. Вспомнили же о своём былом увлечении они уже в весьма преклонном возрасте, кто под 60, а кто и под 70, когда старческая немощь и приобретённые нездоровым образом жизни болезни не позволяли продемонстрировать настоящее мастерство в полном объёме, а только в виде подобных фокусов. Но сами они по привычке ссылались на какую-то традицию, с присущей им когда-то бравадой доказывая, что это искусство весьма мощное и опасное, и он покажет лишь чуть-чуть. Конечно, в подобных ситуациях к старикам относятся с долей снисхождения, особенно в таких традиционных обществах как Китай или Япония, и стараются не оспаривать их знания и навыки, тем более, что они помнят ещё тех мастеров, которые стали легендами, и такой старик — живой свидетель их былой славы. А многие мастера просто ленились тренироваться в полной мере, наивно полагая, что только один этот метод способен заменить собой весь арсенал боевых и тренировочных техник тайцзицюаня. Эта крайность породила парковые фокусы, и группы, которые кроме подобных игр больше ничем не занимаются. Мы не можем осуждать их за это. Раньше традиционные мастера занимались боевыми искусствами профессионально, и от уровня мастерства зависла их репутация, достаток и жизнь. Сейчас традиционный тайцзицюань перешёл в парки, куда люди приходят отдохнуть от своих дел, расслабиться, послушать байки стариков, немного как будто и подвигаться, провести время в компании друзей и поиграть в такие интересные штуки. У хобби нет критериев, нет обязательств, нет стимулов для роста. Это тоже крайность, выхолащивающая искусство не менее, чем спортивный подход. Эти две крайности можно сравнить с часами: один скажет, зачем так много шестерёнок, винтиков, если время показывают стрелки и циферблат, и выбросит весь механизм; другой, напротив, понимая, что стрелки в движение приводятся пружиной, оставит только её. Проблема в том, что ни тот, ни другой в итоге не смогут определить который час. Тайцзицюань — это комплексная система методов и техник, каждая из которых по-своему важна. Именно поэтому обсуждать боевые качества тайцзицюаня по подобным демонстрациям нет смысла — на них мы видим только один отдельно взятый метод, а не всю боевую технику. Это похоже на то, как боксёры используют прыгалки для наработки подвижности ног в перемещениях, но никто же не обсуждает такое скакание применительно к боевой ситуации в отрыве от других техник.

Так что же такое пытаются показать старики и почему делают это они только на учениках? Существует много методов совершения того или иного приёма, в том числе чисто рычаговое воздействие и захват — иногда мастера демонстрируют приём и с этой стороны, но в тайцзи это делается лишь для ясности и отработки самого рисунка. Когда же речь идёт о специфических качествах, присущих именно тайцзицюаню (чаще всего имеется в виду принцип «используй и, не используй ли»), то возникает необходимость какие-то нюансы выделить особенно, в какой-то отельный момент или фазу движения, но так, чтобы она растянулась во времени, сохранив свои опорные и силовые качества, а этому надо учиться, и старшие ученики, как правило, умеют уже это делать, поэтому отдельные моменты удобнее показывать на них. Отсюда становится ясно и то, почему не на всех людей эти показательные демонстрации действуют одинаково (напомню, что мы не рассматриваем ситуации с подыгрыванием, речь идёт только о тех случаях, когда мастер действительно желает показать действие какого-то метода). Этим объясняются ситуации, когда мастер жалуется, что просящий показать ему что-то вышел к нему «не с таким контактом», или говорят, что у него нет гунфу.

По поводу применения тонких техник, в том числе и бесконтактных, в реальном бою можно ответить примерно следующее. Никакая, даже самая эффективная техника, будучи взята отдельно, не применима в условиях реального боя, иначе зачем нужно было бы такое богатство методов, которое мы находим в традиционном тайцзицюане семьи Ян. Полное описание всего арсенала боевых техник требует отдельной статьи, если не книги, и не входит в задачу этого краткого очерка, сейчас можем лишь предложить читателям обратиться к работам исследователей этой темы и к переводам книг старых мастеров. Однако не стоит впадать в крайность, совсем отвергая значение тонкой работы, поскольку она, действительно, составляет важную часть высокого мастерства. Вспомните легенду о том, как юному Ян Баньхоу порвали рукав в поединке, и отец упрекнул его, что это указывает на использование грубой силы. Тайцзицюань следует воспринимать как цельную систему, все элементы которой тесно связаны друг с другом. Если вы прозевали момент, то вам не поможет образ восьмёрки или какой-либо линии, по которой «бежит» ваше внимание. Поэтому необходимо отрабатывать приёмы для поиска более эффективной траектории движений, приучать к ним тело: в корявую ситуацию тонкую работу встроить значительно сложнее, чем в такую, когда движение как будто получается само. Необходимо также заниматься внутренними наработками (нэйгун), чтобы энергия собиралась внутри, а не разбрасывалась по разным частям, чтобы мысли не роились хаотично, и дух приобрёл устойчивость и изначальную чистоту, иначе тонкие моменты будут получаться очень неубедительно. Необходимо нарабатывать цзинь, т. к. только он и позволяет нам отказаться от ли, насколько это возможно, и перейти к и (не путать с вниманием!). Но просто приёмы и стойки, дыхательные упражнения и медитация — все они по-отдельности не работают как должно, не будучи собраны в цельную систему, центральным звеном которой является тонкая работа. Это сидит в памяти многих поколений, об этом говорят мастера, это упоминается в классических текстах. Поэтому-то мастера традиционного тайцзицюаня и пытаются выйти на методы тонкой работы и вывести на них учеников, но, к сожалению, часто настолько увлекаются ими, что до всех остальных методов очередь так и не доходит, и вместо рабочей системы получаются одинокие парковые фокусы.

И последний вопрос, который был упомянут выше, но пока ещё остался без ответа, — можно ли то, что демонстрируют парковые мастера-народники назвать линкунцзинем? Строго говоря, само это понятие не определяет, каким именно образом передаётся цзинь через пустоту (это не обязательно воздух или пространство, свободное место в китайском языке тоже выражается через слово кун), поэтому в какой-то мере так можно назвать любую пространственную работу, но в традиции есть несколько упоминаний, которые позволяют хотя бы в общих чертах представить, как линкунцзинь понимался и демонстрировался в семье Ян. Самое подробное и важное из них — это описание линкунцзиня в списке цзиней у Чэнь Яньлиня (ученика Тянь Чжаолиня). Приведу здесь отрывок в переводе Владимира Удалова: «Линкунцзинь таинственно и неисчерпаемо, близко к мистике, тот, кто не видел (его действие) своими глазами, с трудом может поверить (в его существование), в действительности есть такая энергетическая функция. Когда мастер выпускает это усилие, он только издает звук, а у противника отрываются обе ступни и он отступает назад, вероятно от того, что втянул это выброшенное усилие-цзинь и потерял возможность к сопротивлению. С другой стороны, если тот, кто подвергается такому выбросу и владеет усилием прилипания и другими видами усилий-цзинь, после звука противника от ощущения (удара) отходит назад, тот, кто делает выброс, не может достичь желаемого эффекта. Относительно этого вида усилия, изучающие могут не обязательно глубоко его постигать, а рассматривать его только в виде забавы.

Рассказывают, что Ян Цзяньхоу мог подвести руку к пламени свечи на один чи (0,32 м) и погасить его, это применение линкун-цзинь. Сейчас такое гунфу утеряно».

Здесь мы находим не только описание того, как это происходило у мастеров семьи Ян, но и вполне объективный критерий — воздействие на пламя свечи. Однако, справедливости ради, необходимо добавить, что подобные эффекты встречаются не только в тайцзицюане, но и в других стилях китайского ушу. Мне доводилось видеть демонстрацию действия на свечах лишь на видео, и тот потомственный мастер практиковал три стиля: синъи-цюань, багуа-чжан и тайцзи-цюань. Это лишний раз доказывает, что сам по себе отдельный фокус ещё не есть тайцзицюань, как и спортивное исполнение формы — тайцзицюанем становится это всё в совокупности, будучи собрано в единую цельную систему.

Ваш Дмитрий Кребс


Много полезного и интересного материала о традиционном Янши тайцзицюань вы можете найти в нашей группе в Вконтакте. Заходите также к нам и на Facebook'е, подписывайтесь на нас в Instagram'е и смотрите наш канал на Youtube, мы будем стараться размещать новые материалы по мере их обработки.
Свои вопросы и пожелания пишите в группе (см. выше) или в личном сообщении инструктору Дмитрию Кребсу (ВК, Facebook) или звоните по телефону: +7 920 486 6542.


© Дмитрий Кребс, 2016–2019. Все права защищены