Янши тайцзицюань: главная страница

Тайный метод в восточных практиках — секретность или особенность постижения?

Давно назрела необходимость прояснения одного из самых запутанных и сомнительных вопросов, порождающих массу недоразумений, мифов и спекуляций, — вопроса о тайных методах в различных восточных традициях, включая тайцзицюань и даосскую алхимию. Причина простая — часто слово «тайный» понимается в значении «секретный», хотя применительно ко многим духовным учениям у него имелся немного иной смысл, в том числе и на Западе. Виной тому стали и многочисленные запреты открывать тайну непосвящённым в некоторых традициях; отчасти это происходило из-за того, что учение могло быть запрещено официальными властями в тот период истории, отчасти — из опасения профанации и искажения многих важных методов, которые при изложении их в устной или письменной форме могли потерять свой сущностный смысл. Чаще всего именно причина второго рода была основной во многих учениях с тайной передачей, в том числе и мистериях Древних Греции, Рима, Египта, и др. государств, заложивших базу для формирования всей западной цивилизации. Поэтому во избежание недоразумений необходимо понять разницу между засекречиванием знаний или техник и тайными методами их передачи. И хотя между практиками существуют существенные различия, в этом вопросе можно проследить схожие принципы, которые мы постараемся обозначить, рассматривать же частные случаи, в том числе и исторического порядка, в этот раз мы не будем, т. к. это не входит в задачи настоящей статьи, да и вряд ли способно как-то существенно изменить понимание сути и процесса самого явления.

Обывательский подход обычно делит людей на два противоположных лагеря по отношению к тайным методам практики: на скептиков, отрицающих любой опыт, который нельзя описать, и мистиков-романтиков, движимых почти религиозной верой в разного рода тайны. Однако, и те, и другие понимают, что восточные практики — это либо не о банальном, либо, если всё же о банальном, то не банально. Но где проходит эта тонкая грань банального и небанального, зависит от мировоззрения, образованности, системы ценностей и жизненного опыта — то есть она, эта грань, всегда очень субъективна. Обычно что-то выходящее за рамки нашего бытового опыта принято называть трансцендентным, и уже само это слово, как и всё, что оно означает, вызывает немало вопросов, но лишь до тех пор, пока трансцендентный опыт не был пережит. Он не обязательно связан с религиозной традицией или имеет внешнее происхождение, не обязательно он рождается вследствие контакта с какой-то сущностью или духом, но это всегда связано с каким-то переживанием, которое способно повлиять на восприятие обыденности. Именно в этом заключалась суть посвящения в древних мистериях — сакральные знания передавались не на словах, а именно через переживания адептом некоего опыта, который выводил его на нужное понимание: если это происходило, посвящение можно было считать состоявшимся. Однако попытка это переживание описать словами не передавала опыт, а вместе с ним не передавала и знания. Любая словесная передача привела бы к концептуальному пониманию этих слов профаном (от лат. profanus — в данном случае и далее непосвящённый) в рамках своего прежнего опыта, а значит и к неизбежным искажениям. Отсюда запрет рассказывать непосвященным о мистериях. Само слово «мистерия» означает тайну или таинство (к сожалению на Западе посвятительная традиция позже была сильно формализована, постепенно утратив своё начальное мистическо-мировоззренческое содержание, и уступив место ощущению солидарности и причастности). Отсыл к постижению через получение определённого опыта свойственен и восточным традициям: так, например, просветление можно пережить, но его невозможно пересказать. Часто вместе с понятием «тайный» в восточных традициях используется понятие «прямого» — прямое введение, прямая передача и т. д. Таковы тантра, дзогчен, бон, даосизм, чань-буддизм и некоторые другие восточные доктрины. В них подчёркивается необходимость прочувствовать состояние пустоты, природы ума, качеств того или иного йидама, изначального — для этого недостаточно словесного описания. Вместе с тем, такая передача даёт возможность подтвердить факт посвящения со стороны старшего в этой традиции. Такова особенность всех посвятительных орденов и школ, имеющих в своём арсенале средств тайные методы и прямые передачи, и в русском языке для их обозначения уместнее было бы использовать понятие «сокровенные», т. е. скрытые от профанского взгляда.

Другое дело, когда речь идёт о корпоративных секретах, такое тоже имело место в школах боевых искусств. Например, кое-где комплекс был засекречен, и его не принято было демонстрировать на широкой публике, либо он показывался в усечённом или изменённом виде. Отсюда многочисленные легенды про секретные формы семьи Ян. И на то были свои вполне прагматичные причины: в бою важную роль играет фактор неожиданности, поэтому всегда полезно иметь в запасе несколько движений, которые противнику не знакомы. Однако все секреты такого рода, какие дошли до наших дней, давно зафиксированы и раскрыты, либо в книгах, либо на фотографиях и видеороликах. Но мы знаем, что во многих школах не эти методы называли тайными или, что более характерно именно для китайской культуры, внутренними. Чаще всего речь шла о тех методах и работе, которые требуют переживаний и передаются именно через них. При определённом навыке и опыте, эти переживания можно было получить через контакт без какого-либо формального акта передачи или предварительной договорённости. Отсюда возникает запрет допускать к контакту посторонних, особенно с учителем без веской на то причины. Некоторые мастера, уже имея опыт подобного рода переживаний и ощущений, могли украсть сокровенный метод, если им удавалось присутствовать во время его осуществления, хотя для обывателя это было бы незаметно. Об этом тоже в традиции ходят разные легенды, и некоторые мастера на полном серьёзе опасались, что их тайную технику могли похитить.

Применительно к тайцзицюаню к таким тайным методам относятся на начальном уровне опорные ощущения, связанные с наполненностью, всплытием, зыбкостью, вовлечением в пустоту и т. п. — их передаёт учитель на контакте, и их невозможно полноценно передать словами; на дальнейших этапах это работа с «полем» (такое понятие использовал Виктор Сяо для обозначения взаимодействия в среде) и с духом; на грани с даосской алхимией — работа с т. н. киноварью, дальнейшая работа с пилюлей и дань-тянем уже в контексте алхимии и соответствующих практик.

Расскажу пару примеров из своей жизни. Свой первый опыт уже в русле восточных учений я получил благодаря своему первому учителю, от которого многие ждали какого-то секретика, что однажды он шепнёт им на ушко волшебную формулу, и они в одночасье станут мастерами. Однако настоящее сокровище, которым он обладал, было буквально у них перед носом, но они в упор не желали его замечать, будучи поглощены ожиданием чуда или секрета. Как-то раз, помогая учителю по хозяйству, уже после занятий, я заметил характерное ощущение, оно было очень тонким, но приятным. Мне было бы сложно описать его или отнести к какому-либо классу ощущений, кроме духовных. В другой раз оно повторилось, и я стал замечать, что оно постоянно появляется при одних и тех же обстоятельствах. Я догадался, что это как-то связано с учителем, и спросил его об этом. Он подтвердил, что настраивается особым образом, чтобы лучше отдохнуть. Спустя какое-то время я стал пробовать так же настраиваться для отдыха уже самостоятельно, поскольку учитель в это время был в Китае, и однажды, вспоминая его, я почувствовал, что то состояние снова возникло. Поскольку у меня уже имелся опыт переживания этого ощущения, я быстро его узнал. По телефону я поделился с учителем своими наблюдениями, и он сказал, что такова связь между учителем и учеником — если она есть, для неё не имеет значения расстояние. Этот же принцип лежит в основе таких практик как гуру-йога. Постепенно это состояние стало воспроизводиться быстрее и устойчивее, и я научился вызывать его напрямую, без необходимости вспоминать как это происходило в присутствии учителя. Позже я заметил ещё несколько особенностей, связанных с ним, и стал его развивать. Это приводило к разного рода эффектам, что ещё более вызывало интерес. Работа с подобными ощущениями, состояниями и их переживаниями способна перевернуть или расширить наше представление о привычных вещах, и наделяет нас дополнительным инструментарием для общения и постижения реальности. Так, если перейти в одно из таких состояний без эмоций и мыслей, можно считать состояние другого человека, причём опытные это смогут ощутить. Однажды в присутствии Ван Липина после того, как закончился семинар и все постепенно расходились, я немного задержался в зале и рассматривал поющую чашу. В это время проходил Ван Липин и переводчик В.Г., и они остановились возле меня, потому что Ван Липин тоже стал рассматривать эту чашу. Я сказал что-то про неё, В.Г. перевёл, потом повисла некоторая пауза, во время которой возникло знакомое «это», и Ван Липин через В.Г. сказал: «нам не нужен язык, чтобы понимать дуг друга». Имелось в виду, что многие вещи люди могут просто ощущать. Подобным образом происходило обучение работе с общим полем — В.С. любил этим пользоваться на занятиях и в общественных местах, например, в театре. Позже весь этот опыт много раз помогал мне настроиться для получения других посвящений.

Нежелание мастеров или адептов говорить о тайных методах не всегда связано с их жадностью или нежеланием делиться информацией — эта информация не передаётся словами или аналитическим способом, а часто требует и вовсе отключения на какое-то время анализаторских функций ума. И если кто-то убеждает вас в том, что, например, просветления не бывает, потому что просветлённые по их мнению ничем не отличаются от других людей, то это лишь говорит о том, что у этого человека нет соответствующего опыта и понимания предмета. Это же относится и ко всем категориям тайных или внутренних методов.

Желаю всем успехов в практике. Пусть эта статья послужит тем, кто готов к восприятию знаний, подтолкнёт их к пониманию или поможет устранить сомнения, на благо всех живых существ.

Искренне ваш Дмитрий Кребс


© Дмитрий Кребс, 2021. Все права защищены